Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

«Укрнафта»: аммиак ушел в Женеву

Директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн, Корреспондент Enkorr Виталий Крижевский - 14 мая, 08:19
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

«Эффективная» реализация природного газа еще раз сигнализирует о необходимости срочной смены менеджмента «Укрнафты».

Об «Укрнафте» обычно говорят в контексте нефти — это действительно крупнейшая нефтедобывающая компания страны. Но она же является и третьим по величине добытчиком природного газа, о чем вспоминают гораздо реже. Куда идет этот газ и почем продается? В поисках ответов на эти вопросы мы нашли еще один мощный канал вывода средств из «Укрнафты».

С 2003-го «Укрнафтой» управляет группа «Приват», хотя государству принадлежит 50% акций этой компании. Сам Игорь Коломойский поведал на камеры, что за возможность порулить компанией он платил Виктору Пинчуку, зятю Леонида Кучмы, 5 млн долл. в месяц. Из собственных источников известно, что этот принцип имел место и при всех последующих президентах и премьерах. В итоге за 15 лет добыча нефти по «Укрнафте» упала в 2,1 раза, газа — в 3 раза. Но и 1,1 млрд кубометров, поднятых добытчиком в 2017-м, — это 5,3% в общей национальной добыче газа.

Вопросы начинаются сразу. Из годового отчета «Укрнафты» за 2017 г. следует, что компания продала всего 22,87 млн кубометров, или 2% годовой добычи. За это она выручила 48,4 млн грн, или по 2500 грн за тысячу кубометров.

Для сравнения: среднерыночная цена в прошлом году была 7850 грн (с НДС). Потери составили 122 млн грн. Но это так, для разминки.

Куда делось более 40% добытого газа, или 481 млн кубометров рыночной стоимостью 3,2 млрд грн, компания не сообщает. А это крайне интересно, учитывая, что прибыль «Укрнафты» составила всего 444 млн грн.

Не менее интересна и сложна и судьба 55% газа «Укрнафты», или 597 млн кубометров, которые ушли на завод «Днепразот», где компания арендовала цех по выпуску аммиака.

Вершки и корешки

Это предприятие в Каменском принадлежит Игорю Коломойскому с партнерами. Арендный договор с заводом был подписан в 2011 г. Ощущение утечки денег «Укрнафты» через этот шлюз было всегда. Новый глава компании Марк Роллинс заговорил о необходимости сломать эту схему сразу после своего назначения осенью 2015 г. Видимо, чтобы малость усмирить еще «необъезженного» британца, «Днепразот» в 2016-м временно прекратил платить «Укрнафте» за аммиак, подвесив долг в 1 млрд грн.

«Миллиардная задолженность перед ПАО «Укрнафта» была рассрочена и продолжает погашаться только благодаря усилиям коллектива предприятия и полученным доходам от текущей производственной деятельности», — успокоил общественность и Роллинса «Днепразот». Понятно, что в таких условиях уже не до расторжения контракта.

Роллинс заговорил об «огромных санкциях», которые последовали бы в случае досрочного расторжения договора с «Приватом» (с «Днепразотом»). И предпочел ждать окончания срока его действия — до начала 2018-го. Но насколько эффективно сработал «независимый» менеджмент «Укрнафты» в этих условиях?

Немного о механизме этой схемы. Добытчик арендует цех синтеза аммиака, поставляя ежемесячно в среднем 50 млн кубометров своего газа и получая из них около 45 тыс. т товарного аммиака. По имеющимся данным, ежемесячная арендная плата составляла в 2017 г. 10 млн грн, еще 10–15 млн грн в месяц уходило на эксплуатационные затраты. Таким образом, абсолютно все издержки, связанные с производством аммиака, несла «Укрнафта». В дальнейшем весь полученный аммиак полугосударственная компания продавала тому же «Днепразоту», который производил из него основную товарную продукцию — карбамид.

Договор с «Приватом» был рискованным для «Укрнафты» изначально, поскольку по сути речь шла о выпуске не конечной продукции, а полуфабриката. Но как показывают расчеты, даже в таких условиях менеджмент «Укрнафты» мог сработать намного эффективнее, чем это получилось по итогу. Забегая наперед, скажем, что в 2017-м «Укрнафта» продавала «Днепразоту» аммиак в среднем на 30% дешевле, чем кто-либо в этой стране импортировал, экспортировал или торговал им внутри.

Выход есть всегда

Даже если вас съели, у вас есть два выхода — гласит народная мудрость. У «Укрнафты» таких выходов было даже больше. В 2017 г. компания произвела 533 тыс. т товарного аммиака и продала его «Днепразоту» по средневзвешенной цене 5220 грн/т (195,9 долл./т, без НДС).

Насколько эта цена адекватна? Абстрагируемся и представим, что мы — по-настоящему независимый и профессиональный менеджмент «Укрнафты», которому в наследство достался договор с «Днепразотом», и мы ищем возможности сработать максимально эффективно, то есть продать аммиак подороже.

Для начала мы бы обратили внимание на цены внутреннего рынка. По данным агентства «Хим-Курьер» (г. Днепр), в 2017-м средняя цена аммиака на внутреннем рынке была 298 долл./т, или в полтора раза выше «укрнафтовской». Расчетная упущенная выгода составила 54,6 млн долл., или 1,46 млрд грн (без НДС).

Конфуз заключается в том, что свою котировку «Хим-Курьер» во многом строил на данных… самого «Днепразота». То есть сам завод предлагал аммиак на рынке в полтора раза дороже, чем покупал его у «Укрнафты».

Правда, необходимо отметить, что вряд ли «Укрнафта» могла бы продать свои 40 тыс. т в месяц по такой цене — уж очень большой объем. Но какой бы индикативной ни была эта котировка, 33-процентный дисконт — очень много для любой отрасли.

Но аммиак «Днепразоту» все равно нужен для производства карбамида. Альтернатива «Укрнафте» — только импорт. Поэтому логично привязаться к импортному паритету, как это сделало государство для определения цен на нефть «Укрнафты».

Итак, в 2017 г., по данным Госстата, 440,3 тыс. т аммиака было импортировано в среднем по 280 долл./т. Если бы менеджмент «Укрнафты» пошел таким путем, заработал бы на 45,2 млн долл. (1,205 млрд грн, без НДС) больше, чем вышло по факту. В реальности эта сумма была бы еще больше, так как таможенная статистика отображает цену на границе, а довести груз до Каменского стоило бы минимум 10 долл./т. И мы как менеджмент, который борется за максимальную цену, абсолютно обоснованно включили бы это в цену для «Днепразота» и заработали бы еще 5,33 млн долл.

«Не нравится импортный паритет, Игорь Валерьевич? Давайте привяжемся к экспортному паритету!» — продолжили бы мы искать варианты ценообразования. Не хочет покупать «Днепразот», мы всегда можем уйти на экспорт. Благо, и котировка в порту «Южный» есть. Такой подход с учетом затрат на транспорт и перевалку дал бы «Укрнафте» на 22,6 млн долл. (610,4 млн грн, без НДС) больше, чем она получила в 2017 г.

Но это «голая котировка», а если взять фактические экспортные цены на аммиак по данным Госстата, то результат был бы на 49,4 млн долл. (1,333 млрд грн, без НДС) больше.

А теперь представим, что мы — совсем крутой менеджмент «Укрнафты». Почти как в «Нафтогазе», который не побоялся «Газпрома», прекратил у него закупки газа в 2014-м и пошел в суд. А ведь был риск потерять почти 80 млрд долл. И вот если бы мы были такими же мощными, как Андрей Коболев, мы бы телеграфировали в Женеву: «Коломойскому И.В. Срочно. Договор с «Днепразотом» ставим на паузу. Хорошего вам настроения. Держитесь там!)». А что, может, у нас ремонт в цеху по синтезу аммиака?

И вот тогда бы мы вышли на рынок, где у нас с руками и ногами оторвали бы наш природный газ за 150,2 млн долл., или 4 млрд грн. А по факту в 2017-м «Укрнафта» получила за аммиак 104,5 млн долл. (2,78 млрд грн). Отсюда еще следует вычесть около 18 млн долл. аренды, эксплуатационных затрат и транспорта магистральными газопроводами. Если бы мы были крутыми менеджерами «Укрнафты», мы бы заработали на 64 млн долл., или 1,7 млрд грн, больше.

Но в «Укрнафте» работают другие менеджеры, которые почему-то пытаются продать не подороже, а подешевле. Это касается и нефти, и сжиженного, и природного газа (вспомним те 22 млн кубометров), и, как видим, аммиака. Мы не знаем, в какие рамки ставил «Укрнафту» договор с «Днепразотом», наверняка в очень жесткие. Допустим, эти положения не дали Роллинсу продать аммиак дороже по одному из вышеперечисленных формульных алгоритмов. Но проблема в том, что даже когда шанс стать крутым менеджером у него появился, он его слил так же, как и весь 2017 г.

Превращение из гадкого утенка в отважного Люка Скайуокера могло произойти в первом квартале 2018-го. Кабала с «Днепразотом» заканчивалась 31 декабря 2017 г. Сразу нарисовался претендент на природный газ — НАК «Нафтогаз Украины». Но Роллинс отказал, заявив, что согласился продлить договор с «Днепразотом» до 1 апреля 2018-го «на улучшенных условиях».

Что в итоге? За свой газ в разгар отопительного сезона «Укрнафта» могла бы получить 70 млн долл. (2 млрд грн), а по аммиачной теме получила 30 млн долл. (840 млн грн), показывают официальные данные.

***

Договор с «Днепразотом» 1 апреля 2018 г. закончился. Как и следовало ожидать, завод тут же остановился. По нашим данным, якобы на ремонт до июля. Это подтверждает версию о том, что полугосударственное предприятие, долг которого перед госбюджетом составляет 15 млрд грн, в ущерб себе дотировало частный «Днепразот» дешевым аммиаком. Динамика цен на аммиак в 2017 г. показывает, что никакой зависимости между ценами продажи «Укрнафты» и рыночными индикаторами не было (см. рис. 2). Видно другое: договаривались каждый месяц так, как было выгодно «Днепразоту», а не «Укрнафте».

В апреле «Укрнафта» продала 8 млн кубометров газа по рыночной цене на аукционе. Где остальные 75 млн кубометров, почем проданы они и, что немаловажно, получены ли за них деньги — тайна за семью печатями.

А кто ответит за «подвиги» по продаже аммиака в 2017-м и раньше? Непрофессионализм или саботаж менеджмента «Укрнафты» по работе с «Днепразотом» в 2017 г. стоил добывающей компании от 22,6 до 63,9 млн долл. (0,61–1,7 млрд грн, без НДС, рис. 1). Верхний диапазон отражает выгоду акционеров «Днепразота»: именно столько им пришлось бы доплатить за газ, не будь «Укрнафты».

 

«Эффективная» реализация природного газа еще раз сигнализирует о необходимости срочной смены менеджмента «Укрнафты». Эти парни играют за Швейцарию, а не за Украину. Возможность взять ситуацию в свои руки «Нафтогазу» дал Лондонский суд. Он фактически аннулировал акционерное соглашение, которое «Приват» получил у Юлии Тимошенко в 2010 г. и которым прикрывался, как щитом. Блеснет ли световой меч Андрея Коболева как главы набсовета «Укрнафты»?

ZN.UA

Теги: Вывод денег из Укрнафты, Группа Приват, природный газ, Укрнафта
Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2018. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.