Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Цены дали газу

Артем Куюн, аналитик "Консалтинговой группы А-95", Сергей Куюн, директор ООО "Консалтинговая группа А-95" - 4 сентября, 11:00
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

Пропан-бутан по 17 грн и пустые заправки — страшный сон украинского автомобилиста стал явью в августе 2017-го.

В августе 2017-го цены на сжиженный газ (СУГ, LPG) резко улетели вверх из-за острейшего дефицита автогаза в стране. Перебои в поставках случались и прежде. Но сейчас в одной точке сошлось сразу несколько весомых факторов.

Пропан-бутан по 17 грн и пустые заправки — страшный сон украинского автомобилиста стал явью в августе 2017-го. Для политиков это, наоборот, как подарок: хваткое молодое поколение оппозиционеров оперативно водрузило лозунг о борьбе с "монополистами" на свои знамена и бодро шагнуло в новый политический сезон.

Пришлось включиться в гонку заявлений и властям. Свое слово сказали и премьер, и президент. Первый повторил мантру всех премьеров о сговоре монополистов. Порошенко назвал "автогазовый" кризис проявлением гибридной войны с Россией… Реальные причины проблем с популярным и до недавнего времени сравнительно дешевым топливом сложнее и глубже. Их не замечают или не хотят об этом говорить?

Украинские цены на сжиженный газ в августе 2017 г. — абсолютный рекорд за всю историю наблюдений. Буквально за месяц альтернатива бензину — сжиженный газ подорожал на заправках в полтора раза, а оптовые цены выросли вдвое (30000 грн/т, или около 850 долл./т без налогов). Это самый дорогой сжиженный газ на планете (см. рис. 1).

Невыученные уроки

В 2017-м Украина использует около 1,65 млн т пропан-бутана. Это означает, что за последние три года объем вырос в 1,7 раза.

А еще это означает, что страна вошла в пятерку крупнейших потребителей СУГ в качестве моторного топлива в Европе. Низкие налоги и избыточное производство в России, Беларуси, Казахстане предопределили популярность газа, который по продажам уже обогнал бензин. В 

2016 г. впервые стало понятно, что поставка таких объемов — весьма непростая задача, мини-кризисы стали случаться постоянно.

В августе 2017-го цены на СУГ резко улетели вверх из-за острейшего дефицита газа в стране. Перебои в поставках этого топлива случались и раньше, а их причинами был какой-то один определяющий фактор. Сейчас же в одной точке сошлось сразу несколько весомых факторов.

Сегодня уже очевидно, что зачатки августовских проблем с автогазом и ценами на него сформировались в апреле 2017-го. Тогда рынок ожидал ограничения поставок из России и сформировал мощные запасы. Российский экспорт действительно сократился с 60–70 тыс. т в месяц до 35–40 тыс. т, а разрешение на экспорт получила только "Роснефть" (к российскому фактору мы вернемся ниже).

Выпавшие российские объемы частично возместили белорусы. Причем благодаря как собственному производству, так и привычной практике транзита того же российского газа.

В итоге ресурсная задача была выполнена, но цены пошли… вниз.

Избыточные российские объемы ушли в Польшу, обвалив сначала весь рынок Восточной Европы, а потом и Украины. Начался активный "слив" газа трейдерами, которые закупили и законтрактовали дорогой газ. Сезонный подъем продаж в июне уже прошел на фоне 15-процентного снижения импорта, усилилась тенденция в июле (см. рис. 2).

"Рынок не проявлял обеспокоенности вплоть до августа, когда из-за нехватки продукта цены выросли вдвое", — заявил директор GT Group Владислав Колодяжный. По его словам, компания в июле не смогла продать 1 500 т пропан-бутана по 17 500 грн/т, тогда как в середине августа цены на аукционах внутренних производителей выросли до 30 000 грн/т.

В конце июля трейдеры бросились пополнять запасы. И вот тогда стало ясно, что газа нет. В России, Беларуси, Казахстане и Польше начались плановые ремонты крупных производств. Профилактические работы значительно сократили предложение пропан-бутана в Восточной Европе и спровоцировали соответствующий рост цен в Европе на 10–15%.

В Украине, которая вошла в август с недопоставкой 37 тыс. т газа, или 25% прогнозного пикового потребления, эта динамика была куда более яркой (см. рис. 3).

Приехали…

Вместе с внешними факторами дисбаланса рынку сжиженного газа добавили так называемые внутренние. Очень вовремя блеснула "Укрзалізниця". Из-за срыва тендеров на поставку дизельного топлива, о которых ZN.UA ранее подробно повествовало, национальный перевозчик вынужден экономить: на 200 км работает по одном тепловозу, 30–40 км вагоны едут три дня, хотя норматив составляет 200 км в сутки. Даже если газ "приехал" по импорту, оперативно доставить его не могут.

"Маневровые тепловозы выходят из депо с запасом дизеля в 1000 л, тогда как раньше с менее чем 5000 л их просто не выпускали. Разумеется, с таким баком невозможно оперативно поставить в состав все вагоны на стыковых станциях", — говорит коммерческий директор "УПК Коммерц" Николай Пузырный.

Задержку с железнодорожными перевозками подтверждает Владимир Панов из компании "Автотранс": "Еще в июне из Коростеня в Полтаву груз шел два дня, сейчас — пять".

Трейдеры говорят, что уже есть случаи самостоятельной дозаправки локомотивов.

Смягчить кризис могли бы поставки газа через западную границу, но "Укрзалізниця" перечеркнула и эту возможность. Сейчас поставка газа из Румынии занимает 40 дней, идти на такой риск в условиях ежедневно меняющегося рынка никто не хочет.

Есть проблемы и с вагонами. В 2016-м СНБОУ принял решение о введении санкций против крупнейшего российского перевозчика и владельца цистерн "СГ-Транс", что резко осложнило поставку газа из стран СНГ.

Беда с "газовыми" вагонами и в Украине. Именно нехватка цистерн ограничила прием ресурса с моря, который приходит на помощь в критической ситуации. Терминал в Черноморске, единственный работающий на импорт газа, не оборудован емкостями для хранения — газ сливается сразу в вагоны. В итоге летом несколько груженых танкеров заходили в Черноморск, но сливались лишь наполовину. Причина — нет вагонов.

По словам Богдана Вовкива, главы "Укрспецтрансгаза", владельца львиной доли "газовых" железнодорожных цистерн в Украине, его предприятие подкосили те же санкции СНБО. Точнее, ответные российские санкции. Вагоны "Укрспецтрансгаза" в основном работали в России и Казахстане, а теперь вернулись в Украину, где в таком количестве не нужны.

"Много вагонов требуют деповских ремонтов (профилактические работы, проводятся раз в два года. — Авт.), а это около
50 тыс. грн на каждую цистерну. И запускать их в работу никто из операторов не стремится", — говорит Б.Вовкив.

В итоге важнейшая морская артерия в Черноморске, способная обеспечить до 30 тыс. т в месяц, используется максимум на треть.

"В сегодняшней ситуации порт может обработать в лучшем случае 10 тыс. т, а по факту в разгар кризиса смогли разгрузить лишь 6,1 тыс. т", — говорит В.Колодяжный из GT Group, первым начавший морские поставки в ответ на первый острый кризис осенью 2016 г.

Доходит до смешного: в стране нет газа, а в Черноморске разгружают лишь полтанкера, потому что… нет вагонов. А между тем даже один терминал мог бы запросто погасить возникший дефицит.

С колес — на заправку

Можно ли было избежать настолько острого дефицита? Полностью — вряд ли. Нехватка газа ударила по ценам и в соседних странах, но в пределах 30%. Могли пройти август более спокойно и мы. В этом могли бы помочь хранилища, которых нет.

По словам Колодяжного, емкость "газового" парка —
35,4 тыс. т, или 5–7 дней потребления в августе. Подобный по размаху кризис сложно представить по бензину и ДТ, которых на рынке обычно на месяц, а нефтебаз в избытке.

"Закопать сейчас 5–7 млн долл. в хранилище, чтобы завтра СБУ обвинила тебя в финансировании терроризма, а МЭРТ обрезало внешнеэкономическую деятельность? Никто не хочет играть в длинную", — объясняет нехитрую логику представитель трейдинговой компании.

Рискованно развивать и морские терминалы. Сегодня они востребованы, но в "мирное" время лягут тяжелым грузом на владельца. Такие инвестпроекты требуют государственной поддержки, например, в виде льготных тарифов на перевозки с альтернативных направлений поставок.

Выходит, что один из крупнейших рынков сжиженного газа в мире работает с колес, и малейшего сбоя в поставках достаточно, чтобы быстро выбить его из колеи.

Битва патриотов за российский ресурс

Элемент гибридной войны, как сказал Порошенко, или российский фактор сегодня часто звучит среди причин кризиса с автогазом. Но здесь не все так просто, как кому-то хотелось бы.

Колоссальный рост украинского рынка в течение последних трех лет обеспечила… Россия. Именно отсюда покрывался растущий аппетит на дешевое топливо. В 2016 г. доля российских поставок в импорте составляла 71%, а в общем потреблении — около 50%.

"Отказавшись от бензина в пользу газа, мы попали в новую зависимость от россиян", — говорит совладелец сети заправок KLO Игорь Чернявский, отмечая, что потребность в бензине покрывается поставками из Беларуси, Литвы и с украинских НПЗ.

Такую уязвимость в Москве осознали с подачи… украинцев. Многочисленные источники утверждают, что первым вопрос регулирования поставок газа в Украину поднял Сергей Курченко, прекрасно ориентирующийся в ситуации и вращающийся сегодня в нужных московских кругах. Но в итоге все получилось иначе. С мая 2017 г. единственным прямым экспортером сжиженного газа в Украину стала "Роснефть", ресурсы которой продает швейцарская Proton Energy Group S.A. Ее глава Нисан Моисеев говорит, что 36 тыс. из 40 тыс. т продает по долгосрочным формульным контрактам с привязкой к котировкам агентства "Аргус".

"Наша маржа зафиксирована, увеличить ее мы не можем. В августе, когда на внутреннем рынке оптовая стоимость газа превысила 1100 долл./т, мы поставляем пропан-бутан нашим контрагентам — крупнейшим розничным сетям Украины — в среднем по 635 долл./т с учетом акциза и НДС", — говорит Н.Моисеев. По его словам, украинская дочерняя компания "Глуско Украина" в августе получит около 2 тыс. т газа.

"Учитывая, что, по нашим оценкам, в августе потребление составит около 130 тыс. т, доля рынка "Глуско" составит 1,5%. Если бы не было дефицита, то рынок бы поглотил до 150 тыс. т, и тогда наша доля была бы еще меньше", — заявил глава Proton Energy.

Напрямую российские поставки не могли спровоцировать ценовой кризис, так как были привязаны к мировым котировкам, и это подтверждают данные таможни (см. рис. 4). Помимо минимальной цены, российские объемы — это единственные поставки по импорту, с которыми все понятно и в части объемов, и в части цены. Приедет ли газ и сколько с других направлений — неизвестно (см. рис.4).

Если разобраться, то и президент, и политики, и некоторые трейдеры договорились до того, что недовольны поведением России. "Теперь украинские компании не могут свободно покупать газ у российских компаний, кроме "Роснефти". Это монополия!" — жалуются оппозиционные политики, чудным образом повторяя риторику отдельных трейдеров. Президент назвал поведение России элементом гибридной войны. При этом российские объемы остались практически прежними (369 тыс. т за семь месяцев 2017 г. против 395 тыс. т), но из-за роста рынка их доля упала с
71 до 58%. Было бы лучше, чтобы поставки из России росли? Мы воюем или торгуем?

***

Газовый кризис позволяет сделать несколько важных выводов. Во-первых, традиционных источников поставок в лице России и Беларуси достаточно только для работы в "мирное" время, для пиковых месяцев придется искать новые направления. Они есть, наиболее перспективное — Казахстан. Внутреннее производство, в котором видит выход Порошенко, сможет помочь лишь частично — нет сырья.

Во-вторых, необходимо развивать альтернативные направления поставок. Поставки из Казахстана хороши, но имеют один минус — они идут через территорию России. Поэтому стоит обратить больше внимания на морской импорт. Такой возможностью обладает, например, та же государственная "Укртранснафта", готовая развивать терминал в Южном. Спокойно могут решить задачу строительства необходимой "морской" инфраструктуры, включая и обычные газонаполнительные станции, частные компании. Но тут есть другая проблема.

Рынок сжиженного газа в его нынешнем состоянии — прекрасная иллюстрация ситуации в украинском бизнесе в целом. Половина рынка — барыги, которые живут одним днем. Растущий бешеными темпами рынок сжиженного газа — идеальная тема, ведь купить газ можно свободно. В январе—июне 2017 г. газ импортировали 93 компании, в 2016-м — 72. Но везут они немного (надо быстро продать), а зарабатывают на налоговых "скрутках", обеспечивающих 3–4% рентабельности.

Огромный процент газовых заправок — нелегальные, они работают без разрешений и генерируют кэш для "скруток" вышеупомянутых барыг. Большинство из 350 незаконных газовых заправок, демонтированных недавно в Киеве, перебрались за окружную дорогу и в другие области, где продолжают продавать без выдачи кассового чека.

Как цивилизованному бизнесу конкурировать с этим? Как вкладывать в строительство необходимой инфраструктуры для хранения газа, если ты не видишь перспектив возврата инвестиций на таком рынке? И это уже не говоря об армии кровососов-чиновников, которые набрасываются на любое новое производство, имея в арсенале еще советские строительные, противопожарные и санитарные нормы. В основном небольшие компании, которые населяют газовый рынок, являются идеальной жертвой и для силовиков, как показал пример спецоперации СБУ минувшей зимой. Пожалуй, эту картину можно наложить на любую украинскую отрасль.

Вот и живут и барыги, и нормальные предприниматели одним днем. В один из таких дней газа просто не стало.

ZN.UA

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2017. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.