Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Скрип реформ

Артем Куюн, аналитик «Консалтинговой группы А-95» - 4 июня, 10:27
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

С 2014 г. в Украине продолжается активная борьба с нелегальным рынком нефтепродуктов. Потери бюджета измеряются миллиардами гривен в год. 

В ноябре 2018-го парламент нанес по «нелегалам» мощный удар — было введено лицензирование любой деятельности с нефтепродуктами и количественный контроль от границы или завода до точки потребления (резервуаров АЗС или промпредприятий).

Чтобы рынок мог подготовиться, датой начала реформы определили 1 июля 2019 г. В лучших студенческих традициях, за месяц до часа «Ч» многие начали осознавать, что на этот раз все серьезно. При этом данное понимание пришло как к «нелегалам», так и к многим благообразным трейдерам, у которых всегда есть дела поважнее. В результате сформировалось движение за перенос старта реформы под лозунгами угрозы аграриям и добросовестному бизнесу. Если разобраться, то лицензирование не требует никаких новых документов, как зачастую не нуждается в больших инвестициях и доработка хранилищ нефтепродуктов.

Душили, душили…

О масштабах нелегального рынка моторного топлива знают далеко за его пределами. Бочки с газом и ДТ под заборами, заправочные станции в лесопосадках, снующие по городам газо- и бензовозы без опознавательных знаков. Это все оно. Недавнее зарево в Кропивницком, взрыв заправки в Житомире — из этой же серии.

Но это лишь видимая часть. А «под водой» рынок нефтепродуктов работает в двух плоскостях: физической и документарной, когда по документам топливо уходит на промышленное потребление, а фактически продается за наличные на «серых» заправках. Главная цель покупателей документов — НДС, который формируется после оприходования топлива. Тем временем фактические потребители получают в лице стихийных заправок канал снабжения за наличные. Через «подзаборников», как правило, идет и реализация фальсификата, обильно производимого на мини-НПЗ.

«За последние годы рынок нефтепродуктов стал очень искаженным, и нам как национальному производителю, который инвестирует в модернизацию и производство бензинов, тяжело конкурировать, когда мы инвестируем десятки миллионов гривен, оплачивая все налоги и акциз, НДС. В то же время существует какая-то параллельная реальность, где кто-то как-то получает сырье, перерабатывает его, не уплачивая никаких налогов, и потом реализует топливо за наличные и имеет возможность продавать его на несколько гривен дешевле, чем мы», — говорит директор по коммерческим вопросам госкомпании «Укргаздобыча» Сергей Федоренко.

Ситуация не устраивала ни рынок, ни державу, ни легальный бизнес. Первое осязаемое прикосновение к проблеме произошло в 2016 г., когда была внедрена система электронного администрирования реализации топлива (СЭАРТ). Она обеспечивала сквозной контроль уплаты «топливного» акциза от границы или НПЗ до точки потребления. Уже в 2016-м уплата акциза выросла на 20%, в 2017-м — на 40%. Но в эти «сети» угодили не все, и работа по усилению контроля продолжилась.

Что было решено сделать? С 1 июля 2019 г. вводится лицензирование всех операций с топливом (производство, оптовая и розничная торговля, хранение, транспортировка). Кроме того, обновляется СЭАРТ, а также запускается механизм автоматического контроля физического оборота нефтепродуктов.

Нововведения ожидаемо встретили сопротивление, во многом подтвердив расположение очагов неучтенного топлива. Аграрные предприятия и другие промышленные потребители первыми выступили против требования легализировать свои хранилища топлива. И вопрос не только в том, что и как проходит через эти склады. Большая их часть не имеет никаких разрешительных документов.

Предъявите ваши документы

Зачем нужны лицензии? Адресат данной меры — нелегальные заправки и хранилища. Во-первых, построенные без полного пакета документов хранилища сами по себе являются опасными объектами. Переяслав, Васильков, Кропивницкий… можно продолжать. А во-вторых, нелегальные хранилища — форпост торговли за наличные. Трейдеры утверждают: в том же Кропивницком работает целая сеть нелегальных нефтебаз, притом расположенных буквально на одной улице. Хранилища аккумулируют «наличный» дизель и прямо на месте заправляют им крупных клиентов.

Еще на этапе согласования лицензий на хранение промышленные предприятия выразили недовольство. С одной стороны, хранилища им нужны в производственных целях, но есть масса свидетельств того, что «промки» грешат фиктивным потреблением топлива, приторговывая за кеш излишками.

Кстати, возмущающиеся громче всех аграрии — лидеры в этой истории. Проконтролировать, сколько в поле было использовано дизтоплива, практически невозможно. Собственный складик или бочечка — необходимый элемент такой схемы, иначе как доказать, что была оприходована тысяча тонн топлива?

Но основной удар должен быть нанесен по нелегальным АЗС. Изначально планировалось, что получение лицензии на розничную торговлю потребует документов на землю и ее целевое назначение. Это автоматически катапультировало с рынка объекты, построенные на парковках, разделительных островках, под ЛЭПами и т.д. Однако из-за кавардака в земельном законодательстве эту норму пришлось убрать. По словам владельцев АЗС, изменение целевого назначение зачастую упирается в неповоротливость бюрократической машины местного самоуправления и может затянуться на годы.

16 мая 2019 г. Верховная Рада приняла изменения, вычеркнув «земельные» из пакета документов, необходимых для получения лицензии. Теперь, чтобы получить лицензию, необходимо предоставить документы, которые заправочные станции и хранилища должны иметь по умолчанию. Но снова слышим крик: «Почему?!». Причина одна: даже базовый пакет документов многие предоставить не в состоянии. И в немалой степени это касается и аграриев, и «промок», чьи хранилища стоят на птичьих правах.

«Если объект работает в правовом поле, он без труда получит любую лицензию», — уверяет глава Нефтегазовой ассоциации Украины Неля Привалова, один из идеологов реформы.

Почему именно лицензия? Она позволит оперативно наказывать нарушителей. На смену нынешнему порядку, когда суды о незаконном размещении АГЗП или нефтебазы могут длиться годами, придет оперативное наказание в рамках Уголовного кодекса и ощутимый штраф. Лицензия привязана к адресу, а реестр лицензиатов опубликован на сайте Государственной фискальной службы, так что «решить на месте» с проверяющими не выйдет.

От завода до пистолета

Параллельно с ревизией документов вводится сквозной контроль передвижения нефтепродуктов, а точнее, топливного акциза. Аналогичное администрирование было введено в 2015 г. относительно НДС. Хранилища нефтепродуктов, в том числе и сжиженного газа, будут оборудованы уровнемерами-расходомерами, которые транслируют информацию в ГФС. Таким образом, налоговики будут знать об остатках на складах, чтобы вычислять «неучтенку».

Пока речь идет только о крупных нефтебазах, но с 2020 г. требование распространится и на базы помельче, а также на АЗС. Таким образом движение топлива и налогов будет контролироваться на всех этапах — от точки его появления (таможня или завод) до момента его потребления (пистолет на АЗС или резервуар промышленного предприятия).

Более того, с июля все транспортные емкости (бензовозы и газовозы) будут оформляться как акцизные склады. Это даст возможность фискалам мониторить передвижение топлива онлайн и проверять легальность топлива на любом этапе. Отмечу, что именно нелегальный рынок «ездит» преимущественно в автотранспорте, который в отличие от железной дороги не оставляет следов.

Сквозной контроль объема давно действует в Турции. По словам президента турецкой энергетической ассоциации Energy Group Сертака Комсуоглу, лучшего решения, чем тотальный контроль, придумать не удалось.

«У нас очень высокие налоги на топливо, они составляют крупную долю бюджета страны. Государство было готово на все, чтобы побороть теневой рынок», — поясняет С.Комсуоглу.

По его словам, реформы в Турции тоже шли со скрипом — все жаловались на громоздкость процедуры и невозможность ее исполнения. В итоге же все работает как часы. Система оказалась настолько успешной, что турки зашили в топливо повышенные налоги, тем самым компенсируя недоборы по другим сферам налогообложения, которые не удается нормально администрировать.

* * *

Совершенствование контроля над оборотом топлива — тот случай, когда все внедряется планомерно и без спешки. На подготовку к изменениям было семь месяцев, а некоторые нормы, как уровнемеры, были внесены в законы еще в 2016 г., но «по просьбе бизнеса» неоднократно переносились. Шло активное обсуждение в прессе и на конференциях, но до многих серьезность ситуации донесли лишь перепуганные бухгалтеры, ворвавшиеся в начальственные кабинеты на месяц-полтора до нововведений.

Гладко реформы не проходят, есть шероховатости и в этом процессе. Но на выходе мы имеем шанс получить прозрачный топливный рынок, от чего выиграют и государство, и потребитель, и «белый» бизнес.

ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2019. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.