Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Переформатирование «Нафтогаза»

Директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн, Корреспондент ZN.UA Игорь Маскалевич, Редактор отдела экономической безопасности ZN.UA Алла Еременко - 25 февраля, 13:50
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

Первые шаги «Нафтогаза» по созданию новой модели в рамках реализации корпоративной стратегии группы «Нафтогаз» свидетельствуют о тектонических преобразованиях, уже имеющих последствия.

Станут ли они в итоге положительными для НАКа и ее учредителя — Кабмина, однозначно сказать сложно. Но по ходу из компании «ушли» и «уходят» нежелательных личностей, а приглашают все больше активных коммерсантов, как, например, выходца из ДТЭК, а затем главу компании-трейдера «ЭРУ» Андрея Фаворова или нынешнего главу «Укртрансгаза» Андрея Хоменко.

Когда лет двадцать назад при Игоре Бакае создавался «Нафтогаз», это был своеобразный процесс собирания государственных нефтегазовых активов. Но вскоре компания превратилась в своеобразную кормушку. Затем нефтегазовые предприятия, входящие в НАК, прошли корпоратизацию, нефтеперерабатывающие заводы были преобразованы в АО, но участь большинства из них сегодня печальна. И теперь новая модель, которая предусматривает создание профильных дивизионов по ключевым направлениям работы группы как первый решительный шаг к приватизации компании. Хотя говорить об этом пока рановато в силу многих причин.

Решением правления создаются дивизионы «Интегрированный газовый бизнес» («Газ») и «Нефть». Уже создана компания как отдельное юрлицо на базе активов «Укртрансгаза», которая будет заниматься газотранспортной системой и подземными хранилищами газа (собственно, это и есть анбандлинг). Но пока нет конкретики об еще одном дивизионе — сервисном, который по сути должен заняться материальным обеспечением дивизионов «Газ» и «Нефть». Так что реформа корпоративного управления «Нафтогаза» еще обещает сюрпризы.

Дивизионы не являются юридическими лицами или подразделениями юридических лиц. Директора дивизионов будут назначаться правлением «Нафтогаза» по представлению председателя правления и будут подчиняться правлению. Текущее руководство директорами дивизионов будет осуществлять председатель правления «Нафтогаза». По сути, это концентрация полномочий в руках главы «Нафтогаза». А если правление, как планировалось, будет устранено, он (по согласованию с набсоветом) будет фактически руководить «Нафтогазом».

В свою очередь, директора дивизионов имеют право подавать правлению предложения об избрании и прекращении полномочий руководителей и членов правлений бизнес-единиц, входящих в состав дивизиона.

Ответственность за результаты работы по каждому из направлений будут нести главы соответствующих дивизионов и руководители бизнес-единиц, уверяют в НАКе. Вот только как (кроме административной, своим имуществом?) будут нести ответственность люди, управляющие миллиардными госактивами, не уточняют.

Газодобыча: создание матрицы

«Укргаздобычу» — основное газодобывающее предприятие НАКа и страны — порежут на куски… пока функционально. На ее базе создаются фактически три дивизиона — «Интегрированный газ», «Нефть» и «Технического обеспечения».

Основная идея — все структуры, нацеленные на конкретный вид продукции или деятельности, входят в единый контур управления. Газовые подразделения — в газовый дивизион, добыча нефти — в нефтяной, бурение — в техобеспечение.

Как отмечает руководитель НАКа Андрей Коболев: «Раньше основу группы составляли отдельные юридические лица: «Укргаздобыча», «Укртрансгаз», «Укртранснафта», другие компании. Теперь переходим к матричной структуре, которая строится на дивизионах. Руководитель каждого дивизиона будет иметь все необходимые полномочия, но и нести персональную ответственность за все направления бизнеса».

Заодно структура более привычна иностранцам. Когда пару лет назад ее начали продвигать, указывалось, что это один из этапов подготовки к приватизации небольшого пакета в 15–25%. С приватизацией, правда, пока не сложилось.

Самый больший (и потенциально денежный) дивизион — «Интегрированный газ». Это порядка 15 млрд кубометров товарного газа собственной добычи и с десяток миллиардов кубометров импорта в год. Умножьте на цену 280–320 долл. за тысячу кубометров… Впечатляет?

Но пока дивизион откровенно рыхлый, созданный по принципу «из того, что было», получив на выходе «всякой твари по паре». Тут и «Укргаздобыча» (заметно функционально обглоданная), и тройка свежесозданных ОООшек по реализации газа, плюс кучка оставшихся от «старого» «Нафтогаза» управлений.

Кто-то в этом «серпентарии единомышленников» лишний. Кто и насколько, определят в ходе внутренней грызни, простите, реорганизации. Она займет несколько месяцев, но к лету основные детали обещают утрясти.

У руководителя дивизиона в принципе неслабые права. Набсовет дал ему право решающего голоса по всем вопросам. Однако там есть маленькая приписка — «не противоречащим законодательству». Как это будет работать, увидим. В структурах НАКа на всех уровнях работают отнюдь не дети, а люди, пережившие нескольких глав компании. И им есть что предложить и противникам Коболева из того же Кабмина. Саботаж (в прямой и скрытой форме) назначенному руководителю дивизиона «Газ» Андрею Фаворову гарантирован. В том же центральном аппарате «Нафтогаза» сейчас несколько сот людей на насиженных местах, с колоссальным бюрократическим опытом и громадными связями. И очень неплохой зарплатой. Есть за что (по)держаться и (по)бороться.

Андрей Фаворов

Андрей Фаворов пришел из бизнеса (работал у американцев, потом в ДТЭК, затем торговал импортным газом как совладелец фирмы). Опыта работы в добыче у него нет, но бизнес-школа неплохая. Свою функцию он сам видит как коммерциализацию процесса и максимальное повышение ценности компании.

На вопрос одного из авторов материала, кто возглавит «Укргаздобычу» и какова участь столько рекламируемой программы 20/20, он с улыбкой ответил: «Это не столь важно. Но газа точно будет больше».

Ключевая задача дивизиона «Интегрированный газ» — это трейдинг на всех уровнях. Увеличение добычи, похоже, отодвинуто на второй план, хотя в приоритетах все же значится.

Торговлей в дивизионе будут заниматься «Газопоставляющая компания «Нафтогаз Украины» (поставки газа населению), «Газопоставляющая компания «Нафтогаз Тепло» (поставки теплокоммунэнерго и ТЭЦ), плюс «Газопоставляющая компания «Нафтогаз Трейдинг» (газ для промышленности).

Туда же пока загнали (почти в буквальном смысле) департамент реализации газа и управление трейдинга газа, а также прочие структуры, например полузабытый «Газ Украины». НАК традиционно создавалась как мини-»Газпром» или как суперминистерство, и чего там только нет.

Но вот те же метрология и учет — реально важны для газового дивизиона.

Кого еще включили в дивизион «Газ»

Забавно, но в «Нафтогазе» обнаружилась целая стайка аналитиков, дружно (и одновременно) генерирующих взаимоисключающие прогнозы. На выходе руководству проще прочитать импортную аналитику или подкинуть монетку. А ведь немалую зарплату таким «аналитикам» по сути платим мы — потребители газа.

Управление импорта газа и таможенного оформления и одновременно наличие Naftogaz Trading Europe AG — тоже будем посмотреть, кто кого (и как) съест. Причем «торговцы» (пардон, трейдеры) все эти расклады, безусловно, понимают. И готовятся, каждый по-своему.

Департамент балансов газа и диспетчеризации, метрологии и учета газа как минимум реорганизуют.

Основным генератором прибыли будет «Укргаздобыча». Ситуация вокруг нее очень непростая.

Олег Прохоренко (фото Василий Артюшенко, ZN.UA)

За три года команде Олега Прохоренко удалось многое изменить к лучшему, но ключевая задача — резкое наращивание добычи газа — не решена. Задача выхода на уровень ежегодной добычи в 20 млрд кубометров в ближайшие три-четыре года выполнена не будет. В прошлом году добыча товарного газа вообще упала. Рост не планируют и в текущем году.

Главная проблема — деньги. Начиная с будущего года поток средств, получаемых от ГТС за транзит российского газа через территорию Украины, начнет неуклонно падать (в эксплуатацию постепенно начнут вводить сначала «Турецкий», а затем «Северный поток-2»). По существу, основным ресурсом станет именно поток средств от реализации собственного (и импортного) газа в Украине.

Сейчас основная часть добываемого «Укргаздобычей» и частично импортируемого газа идет на нужды населения по ценам, регулируемым правительством. Что очень не нравится «Нафтогазу», и, справедливости ради стоит сказать, что это не соответствует рыночным законам. Но, с другой стороны, как учредитель и владелец НАКа, Кабмин имеет право решать социальные задачи таким образом.

Столь часто упоминаемая дельта между ценой реализации и себестоимостью (которая в разы меньше) в основном вымывается налогами и дивидендами. Это не сильно афишируется, хотя и не особо скрывается, — «Нафтогаз» платит налогов и дивидендов на сумму, примерно равную затратам на оборону страны. Отсюда во многом и стремление России срезать этот поток, лишив Украину доходов за транзит. К сожалению для нас, у Кремля неплохие шансы.

А значит, цены на газ рано или поздно привяжут к импортному паритету (читай — они вырастут). Иного ресурса у страны по существу нет. О чем нам напоминает тот же МВФ, и что внешним кредиторам Украины, тому же Фонду, уже несколько лет подряд обещают все наши премьеры.

Увеличить доходность — задача дивизиона «Газ»

Перед дивизионом «Газ» поставлена ключевая задача — повысить уровень доходности, о чем прямо заявил глава «Нафтогаза» Андрей Коболев. В прошлом году «Укргаздобыча» была самым крупным налогоплательщиком страны (41,3 млрд грн).

В НАКе говорят, что целевая установка привязана к уровню (несостоявшегося) выпуска ее еврооблигаций. Это примерно 11,2% годовых в валюте. Но насколько реально ее обеспечить, и выдержит ли ценовые скачки население?... Оно совершенно не в восторге даже от нынешних платежек, и ему неустанно вещают на всех уровнях о их завышенности. Но суммы в платежках от этого не уменьшаются, а планомерно увеличиваются.

Сначала предполагалось, что газовый дивизион возглавит Олег Прохоренко, глава «Укргаздобычи». Но очевидно, что с главой НАКа по целевым установкам их мнения разошлись. И «Нафтогаз» уже публично сообщил, что после окончания контракта в марте Прохоренко покинет компанию.

Ему не понравилась первоначальная идея, согласно которой хотели ликвидировать «Укргаздобычу» как юридическое лицо, превратив ее в дочернее предприятие. Впоследствии от этого прожекта отказались. Но горшки, очевидно, побили…

Были вопросы по соотношению затрат и «выхлопа». Руководителя «Укргаздобычи» с лета прошлого года мягко, но настойчиво стимулировали к уходу. Хотя он точно не худший ее руководитель и уж точно самый некоррумпированный среди всех экс-руководителей добывающей компании.

Но в любом случае поменяется многое, не только имена руководителей. И уж точно проблем Фаворову достанется выше крыши. Например, что все-таки делать с Полтавой? Там нужно решать вопрос с саботажем облрады по выдаче и продлению нефтегазовых лицензий. Причем при неявной, но четкой поддержке «любих друзів» с Печерска.

Вдобавок дочерняя компания «Полтавгаздобыча» в прошлом году сократила добычу газа, что привело там к смене руководства.

В рыночных условиях Шебелинский ГПЗ будет убыточным

Предстоит и увлекательная процедура оптимизации управления Шебелинского ГПЗ с выводом его в другой дивизион, а это порядка 7–8 млрд грн ежегодного дохода.

Одновременно всю техническую часть (бурение, строительство, ремонт скважин и т.д.) в дальнейшем выведут в дивизион «Технического обеспечения». Он же «будет выполнять капиталоемкие программы других направлений — на объектах по транспортировке нефти и газа, объектах нефтепереработки».

При этом разведка (сейсмика) останется в газовом дивизионе.

По словам Фаворова, «взаимодействие будет организовано по принципу: он будет указывать, что бурить, а технический дивизион — отвечать на вопросы, как и по какой стоимости».

Дивизион «Технического обеспечения»

Руководителем дивизиона «Технического обеспечения» назначен Андрей Хоменко, сейчас возглавляющий «Укртрансгаз». Ранее он долго работал в структурах Константина Григоришина. Его считают хорошим инженером и сильным руководителем, но бурением он еще не занимался.

О концепции дивизионов он сдержанно отметил, что они «относятся к категории наиболее сложных с точки зрения внедрения». «Но одновременно это и наиболее эффективная для оптимального распределения ресурсов модель. Ее внедрение станет одним из главных вызовов и откроет новые интересные возможности развития», — добавил он. Увидим.

Андрей Хоменко. Василий Артюшенко, ZN.UA

Наследство ему достанется нелегкое, в прошлом году в «Укргаздобыче» бурение все больше становилось самоцелью. При росте километража пробуренных скважин на 25–30% не произошло ни прироста добычи товарной продукции, ни прироста запасов.

Сейчас ставится задача резкого улучшения качества прогнозов и интерпретации данных, — по принципу: лучше семь раз отмерить, чем бурить полусухую скважину. Хотя это, безусловно, легче сказать, чем сделать.

Точка недоступа

Недавно проходила ежегодная стратегическая сессия НАКа в Яремче. До бравурных настроений там было очень далеко. Ключевой вопрос — с населением, точнее, с доступом к нему. Этим будет заниматься… «Нафтогаз Украины». Только не НАК, а ООО. Фаворову поставили в качестве приоритетной задачи показать новый уровень работы с населением, а населению — новый уровень работы со стороны дивизиона. Снова-таки, увидим.

Пока Кировоград (Кропивницкий), в котором основной поставщик газа подконтролен «Нафтогазу», успехами не впечатлил. Если все ограничится только отменой (рано или поздно неизбежной) поставок газа по спецобязательствам (ПСО) и выставлением новых счетов, это тоже сложно назвать успехом.

Война НАКа с облгазами, подконтрольными Фирташу, видимого эффекта не дала. Более того, вскрыла пласты проблемы, с которыми «Нафтогаз» на сегодняшний день еще не сталкивался. По факту она превратилась в громкое сотрясание воздуха и оправдание НАКом всех «негараздів» отсутствием доступа к населению. На выходе — только «Кировоградгаз», который сейчас раздевают как липку, переводя клиентуру в ДП «Центргаз». Причем без малейших попыток создать потребителям хотя бы символические преимущества.

О работе с теплокоммунэнерго можно говорить так долго и печально, что лучше пока промолчать. Там огромный клубок проблем на всех уровнях.

Работу с промышленностью НАК почти свернула, потеряв и без того скромную долю этого сегмента. Сейчас им займется «Нафтогаз Трейдинг», и явно кому-то придется подвинуться.

В публичной структуре не упомянуто Управление зарубежных проектов НАК «Нафтогаз Украины» (привет долго продающимся египетским проектам?). Но с ним что-то все же придется решать.

Практически ни слова не сказано об «Укрнафте» — это привет уже курирующему вопрос ее возможного разделения Юрию Витренко.

Кстати, решают, что делать с подразделениями энергоэффективности, — либо создавать отдельный дивизион, либо сделать его частью дивизиона «Газ».

Ирония в том, что при первых повышениях газовых цен обещали, что направят большие ресурсы на энергоэффективность. Прошло три года, на выходе — ненужная цацка, которую толком не знают, куда пристроить. Вообще газовая компания, активно работающая над уменьшением потребления газа у платежеспособных клиентов, — это даже не смешно. «Пчелы против меда», что предыдущие годы и показали.

А еще в новой структуре нет и Департамента отношений с ОАО «Газпром»… Это время и впрямь ушло. Начинается новая эпоха или как минимум попытка оной.

Маленькая ремарка. Глава наблюдательного совета «Нафтогаза» Клэр Споттисвуд в интервью «РБК-Украина» с некоторым недоумением заметила: «Когда я пришла работать в «Нафтогаз»… не могла понять, почему все так концентрируются на анбандлинге. С экономической точки зрения, особого смысла в этом нет. Куда более важно развивать внутреннюю добычу газа, исключив из этого процесса коррупционные схемы, и сделать Украину энергетически независимой страной. Анбандлинг — это все же небольшое отклонение».

Отклонения рано или поздно закончатся. Поэтому стратегически логично думать о будущем компании и отрасли.

«Интегрированный газовый бизнес» (дивизион «Газ»)

Состав дивизиона «Газ» (структура бизнес-единиц приведена на 14 января 2019 г.):

— АО «Укргаздобыча» (за исключением подразделений, осуществляющих деятельность по переработке и розничной реализации нефтепродуктов);

— ДК «Газ Украины»;

— ООО «Газопоставляющая компания «Нафтогаз Украины»;

— ООО «Газопоставляющая компания «Нафтогаз Трейдинг»;

— ООО «Газопоставляющая компания «Нафтогаз Тепло»;

— Naftogaz Trading Europe AG;

— ДП «Центргаз» — ОАО «Кировоградгаз»;

— подразделения НАК «Нафтогаз Украины»:

— департамент балансов газа, диспетчеризации, метрологии и учета газа;

— департамент реализации газа;

— управление импорта газа и таможенного оформления;

— управление трейдинга газа.

Дивизион «Негаз»

Так назвать дивизион «Нефть» будет правильнее. Сюда собрали разноплановые активы, которые, как Шебелинский ГПЗ, выбиваются из структуры «Укргаздобычи» либо просто ведут автономный образ жизни, не связанный ни с одним из крупных предприятий НАКа («Укравтогаз» и «Укрспецтрансгаз»). Два последних во все времена передавались под кураторство нужных людей, занимавшихся обогащением себя и своих боссов в офисе на Богдана Хмельницкого, 6 (офис НАК «Нафтогаз Украины») и в кабинетах повыше. Нельзя сказать, что такая практика сохранилась и при Коболеве. Создается впечатление, что при нем о них просто забыли…

В то же время истинно нефтяные «жемчужины» — крупнейшая нефтедобывающая компания страны «Укрнафта» и крупнейший нефтеперерабатывающий завод «Укртатнафта» (Кременчуг) — по неизвестным причинам не вошли ни в «нефтяной», ни в какой-либо другой дивизион (см. табл.).

Впрочем, это полностью отвечает все более очевидной тактике Андрея Коболева держаться от активов под контролем Игоря Коломойского подальше. Хотя уплаченные «Укрнафтой» налоги НАК исправно зачисляет в достижения группы «Нафтогаз», оставляя за скобками долги перед бюджетом («Укрнафта» здесь удерживает почетное первое место). И уж совсем никакого проку от «Укртатнафты», в которой НАКу принадлежит пакет акций в 43%. За последние четыре года «Нафтогаз» даже не пытался созвать собрание акционеров упомянутого НПЗ.

Ядром дивизиона станет «Укртранснафта». Бывший нефтетрейдер и акционер крупной розничной сети Николай Гавриленко пришел в эту компанию в конце 2015-го и за последующие три года заставил посмотреть на эту «темную лошадку» по-новому. Если в 2011–2014 гг. «Укртранснафта» ежегодно выплачивала в среднем 97 млн грн дивидендов, то в 2015–2017 гг. — 1,9 млрд.

Глава дивизиона «Нефть» Николай Гавриленко должен заставить работать разрозненные старые активы

Говорят, Коболева особо впечатлил неожиданный успех Гавриленко по возврату государственной нефти, которую в 2014 г. лояльный Коломойскому менеджмент нефтетранспортной госкомпании закачал на хранение на НПЗ группы «Приват». После яркого бенефиса олигарха возле офиса «Укртранснафты» в 2015 г., который стоил ему кресла губернатора и еще много чего, надежд на мирное разрешение вопроса, казалось, не было. Но в 2017–2018 гг. вся нефть была возвращена «Укртранснафте», хотя за ее хранение и пришлось заплатить около 900 млн грн.

Глава дивизиона «Нефть» обзавелся уже двумя замами, а точнее, директорами коммерческого и производственного направлений. Ими стали выходцы из «Укргаздобычи»: коммерческий директор Сергей Федоренко и начальник управления по переработке газа и газового конденсата Виктор Хруленко.

Каковы возможности и шансы на успех у нового дивизиона? Пройдемся по активам и перспективам каждого подразделения.

Управление по переработке газового конденсата. Это предприятие «Укргаздобычи» более известно по собирательному названию Шебелинский ГПЗ. Его объем переработки около 550 тыс. т в год, доля на рынке нефтепродуктов в 2018-м — около 4%. Это небольшое по меркам нефтеперерабатывающей отрасли предприятие, и в этом его основная проблема, так как себестоимость получаемой продукции сравнительно велика, а прибыль — недостаточна. Завод всегда был глубоко вовлечен в производственную структуру «Укргаздобычи», и неизвестно, что будет, если его извлечь из этой теплой ванны и поместить под ледяной душ рынка. По словам источников в дивизионе, сейчас как раз идет моделирование будущего актива.

«Нам пока понятны лишь исходные данные: 500 тыс. т газового конденсата и конфигурация производства в Шебелинке. Надо считать, как этим распорядиться», — говорит один из топ-менеджеров «Укртранснафты» в анонимном режиме.

Трейдинг должен стать одним из главных направлений дивизиона. Параметры следующие: вырасти с нынешних 1 млн до 2,5–3,0 млн т нефти и нефтепродуктов. Программа-минимум — обеспечение группы «Нафтогаз» собственными нефтепродуктами; участие в поставках крупным госпотребителям, как Минобороны и «Укрзалізниця»; создание партнерской розничной сети.

«Укравтогаз». Сеть заправочных станций по продаже сжатого природного газа (метана) — это лучшая иллюстрация глубины проблем.

О массовых хищениях газа через сеть АГНКС на рынке знали многие, меньше людей знает о том, что кураторы этой схемы те же, что были и при Януковиче. По имеющимся данным, 2018 г. «Укравтогаз» закончил с убытком в 150 млн грн, хотя частные сети работают с прибылью. Откуда у них метан?

В январе директором этой компании был назначен Александр Ватажишин, совладелец сети АГНКС и глава профильной ассоциации. Сразу стартовали проверки.

«Для понимания ситуации: у одного из руководителей управления «Укравтогаза» в Харькове на столе до сих пор стоит портрет Юрия Анатольевича Бойко… Это отлаженный механизм выкачки денег из «Нафтогаза», который работает в том числе и в спайке с облгазами», — говорит собеседник, участвующий в проверках филиалов «Укравтогаза». По его словам, на многие региональные АГНКС киевское руководство даже боялось ездить.

Первые проверки «Укравтогаза» подтвердили предположения о массовых хищениях газа

Уже на первых этапах система оказала сопротивление: утром 7 февраля в Киевской области трое неизвестных избили главного метролога — члена ревизионной комиссии, участвующего в проверках региональных филиалов «Укравтогаза». Накануне комиссия установила и задокументировала ряд нарушений, которые способствовали коррупционным действиям при продаже газа через сеть АГНКС, сообщил дивизион в пресс-релизе. Одновременно в СБУ и прочие органы полетели письма возмущенных работников «Укравтогаза» о произволе руководства, задумавшего ревизию и «кадровые» выводы.

Реализация давно назревших действий позволит «Укравтогазу» выйти в ноль. Но это неточно: это морально и физически устаревшие объекты, которые к тому же планомерно теряют объемы продаж из-за отказа транспорта от метана. На их базе необходимо создать многопрофильные топливные комплексы, благо, земли под ними хватает. Но это снова деньги, о которых НАК пока предпочитает не говорить.

«Укрспецтрансгаз». Война смертельно ранила обладателя парка железнодорожных вагонов для перевозки сжиженного газа. Они преимущественно нужны для поставок по импорту, то есть из России и Беларуси. Первая ввела санкции открыто, вторая — завуалировано: белорусский газ грузят только в белорусские цистерны. Внутри страны трейдеры в основном используют автомобильный транспорт, так что вагоны УСТГ стоят под забором. В последние годы менеджмент компании пробовал оказывать услуги по хранению сжиженного газа и даже трейдинговать, но в корне плачевную ситуацию изменить не смог.

Перспективы «Укрспецтрансгаза» крайне туманны

Единственный лучик света в жизни «Укрспецтрансгаза» — крупнейший в Украине нефтехимический завод «Карпатнефтехим» (Калуш Ивано-Франковской обл.), запустившийся в 2017 г. Цистерны УСТГ служат теперь для перевозки нефтехимической продукции.

Думается, трейдинг у УСТГ дивизион быстро заберет. Для работы парка цистерн нужны грузы, которые теоретически могут поставляться морским путем в случае проблем с поставками из России. Ну и, конечно, нужны деньги, цистерны со временем не молодеют.

«Укртранснафта»

Перспектива нефтетранспортного предприятия во многом будет зависеть от успешности всего проекта дивизиона. Если будет прогресс по Кременчугу, нефтепроводы получат новые объемы нефти с юга. Между тем перспективы загрузки «Дружбы» — основного кормильца компании — не сильно радужные: прокачка снижается из года в год. Еще жива надежда на азербайджанскую нефть, которая могла бы с юга прокачиваться в Броды, а далее по «Дружбе» на европейские НПЗ. На пути здесь стоят российское лобби, осторожность Баку и Варшавы, которые, похоже, не сильно в нас верят.

Камнем на шее «Укртранснафты» висят законсервированные участки нефтепроводов, которые компания продолжает обслуживать, направляя на это ежегодно сотни миллионов гривен. Прежде всего это магистраль Лисичанск—Кременчуг, перспектива которой увидеть большую нефть не просматривается.

* * *

По имеющимся данным, перед дивизионом «Нефть» стоит задача увеличить прибыльность и, соответственно, рыночную стоимость всех активов за десять лет на 20–30% по сравнению с сегодняшним уровнем. И это притом, что все активы «падающие» и требуют модернизации. Без нестандартных решений не обойтись.

О реформе корпоративного управления будем рассказывать последовательно, как говорится, по мере поступления проблем.

Похоже, они не заставят себя ждать.

ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2019. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.