Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Надежда на честь

Директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн - 19 ноября, 10:00
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

После задержания фигурантов дела осенью 2017 г. в закупках топлива Минобороны воцарилась тишина — ни вопросов, ни скандалов. Помимо кадрового фактора, важную роль также сыграла новая система контроля закупаемого топлива. Но системно мало что изменилось, — это все те же переговорные процедуры и та же крайняя подверженность человеческому (читай — коррупционному) фактору. В 2018 г. это работало в плюс для МОУ и страны. Но изменения возможны в любой момент.

«…сын ошибок трудных»

Закупка Министерством обороны нефтепродуктов у "Трейд Коммодити" в 2016 г. уже стала хрестоматийной. После победы в тендере было заключено около 40 дополнительных соглашений, в результате чего стоимость  закупаемого топлива выросла на 9,5–17,5%, а объем поставки был пропорционально снижен.

Закон не запрещает пересматривать цену, если есть объективные аргументы. Но есть нюансы. Например, за этот же период оптовые цены на рынке Украины выросли на 12%, а не на 17,5. Так что пересмотр цен был явно избыточным.

Далее. После достижения максимальных цен рынок развернулся и упал, но цены для Минобороны никто так и не пересмотрел (см. рис. 1). Никакому поставщику объективно это не надо. Но почему молчали армейские клерки? Увы, пока этот вопрос риторический.

И последнее. Ни один из четырех десятков дополнительных договоров поставщика нефтепродуктов с Минобороны не был опубликован, что является прямым нарушением Закона «О государственных закупках»+. Кто знает, как бы развивались события, расскажи министерство и его чиновники о своих приключениях с этими закупками?..

По прошествии более года с тех событий НАБУ выдвинуло подозрения четырем чиновникам Минобороны и двум менеджерам «Трейд Коммодити», один из ее инвесторов был ненадолго задержан. Сегодня кто-то из них уже на свободе (хотя и под следствием), другие в бегах, а некоторые из военных, причастных к той истории, даже… восстановились в должности.

Это не значит, что все было зря, хотя более основательная подготовка НАБУ к этому делу могла бы принести куда более весомые для страны результаты.

Что показало следствие? Внутреннюю кухню принятия решений в оборонном ведомстве — и это клоака! Никакого собственного мониторинга рынка, в том числе рынка нефтепродуктов, чиновники Минобороны не вели, то есть не понимали ни тенденций в целом, ни ценовых, в частности. Все их решения базировались, похоже, на ценовых справках печально известного агентства «Держзовнішінформ», которые делались, простите за тавтологию, по заказу заказчиков. «Трейд Коммодити» явно не была в этом смысле исключением.

Не потому ли подобные справки, как подмечено и по опыту «Укрзалізниці», по странному стечению обстоятельств, всегда отвечают «хотелкам» поставщиков, а не покупателей? Если надо, можно получить ценовые справки с разными данными на одну и ту же дату.

Между тем хороший опыт у Минобороны уже был — в период работы там «волонтерского десанта» в 2014–2015 гг. Первое, что сделали волонтеры, столкнувшись с закупками нефтепродуктов, стали пристально изучать рынок и цены, обеспечили привлечение на тендеры как можно больше участников. Все это было и принесло немало пользы! Но… исчезло после окончания волонтерской «каденции» в 2015-м. Почему? Тоже вопрос риторический.

Но вернемся к истории с «Трейд Коммодити». Помимо удовлетворения базовых или «ценовых» потребностей, в департаменте государственных закупок Минобороны названой компании шли навстречу и в других вопросах. Например, летом 2016 г. «комоды» захотели поменять изначально заказанный армией авиакеросин ТС-1 или РТ на марку Jet-A1, и… господа чиновники из Минобороны не возражали. Хотя замена первоначально заявленной номенклатуры требует проведения нового тендера.

Почему этот момент важен? Найти на рынке «советские» марки ТС-1 или РТ сложно, а значит, дорого. А международного авиакеросина Jet-A1 полно. Разрешение заменить одну марку другой позволило «Трейд Коммодити» физически выполнить договор (избежать жестких санкций) и, следовательно, заработать. Если бы Минобороны изначально заявило на тендере о закупке топлива Jet-A1, количество участников было бы больше, и не исключено, что победитель был бы другой. Это мелочи, но в случае с поставками топлива для госсектора они часто оказываются решающими.

Еще один пример, мягко говоря, странных симпатий Минобороны к «Трейд Коммодити» — закупки арктической марки дизельного топлива в 2017 г. Дело в том, что такой дизель могут производить даже не все нефтеперерабатывающие заводы, а «Трейд Коммодити» и ее сателлиты на нефтебазах и мини-НПЗ в Николаеве и Каменском, оказывается, пожалуйста! Чудо, не так ли?! Рецептуру этого чудо-дизеля производитель держит под грифом «коммерческая тайна». (Тема качества топлива в данном контексте крайне важна, вернемся к ней ниже.)

Стоит ли удивляться, что поставщики, предлагающие заводской литовский, белорусский и кременчугский продукт, тягаться с «Трейд Коммодити» в 2017 г. не могли? «Секретная рецептура» позволила поставщику из Каменского в 2017-м продать армии 44,5 тыс. тонн «арктики».

Большие последствия небольших перемен

Отстранение от занимаемых должностей функционеров Минобороны осенью прошлого года более чем очевидно сказалось на дальнейших закупках нефтепродуктов для армии. В лучшую сторону.

Сначала произошло весьма симптоматичное событие. В январе 2018 г. департамент госзакупок Минобороны во главе с и.о. Олегом Лутченко обратился в украинские агентства, профессионально мониторящие цены, с просьбой о регулярном предоставлении данных о стоимости нефтепродуктов на рынке.

Главным же изменением стало окончание игр с ценами и условиями поставок.

«Нам сразу дали понять, что никакого пересмотра цен — ни вверх, ни вниз — после тендера не будет. Закончились и манипуляции с сертификатами, паспортами (происхождения) и качеством», — рассказывает один из поставщиков, пожелавший остаться неназванным.

В 2018 г. в Минобороны не было подписано ни одно дополнительное соглашение с поставщиками, которое бы пересматривало первоначальные цены нефтепродуктов, зафиксированные на тендере. Не было и судебных тяжб, таких, которые дестабилизировали поставки топлива для армии в 2017 г.

Второй знаковой переменой стало ужесточение требований Минобороны к качеству закупаемого топлива. Эта проблема накипела не только в профессиональной среде, но и периодически выплескивалась в прессу и соцсети. Последний шквал негативных публикаций пришелся на конец 2017-го, тогда как в 2018 г. подобных новостей уже почти не было. Что же произошло?

По информации источников, в 2018 г. Минобороны привлекло сторонних подрядчиков для контроля качества нефтепродуктов. Ранее истиной в последней инстанции для армии был 10-й Химмотологический центр, о специфической репутации которого на топливном рынке известно многим.

«Нужно иметь возможность оперативно реагировать в случае обнаружения некачественного топлива. Замерз, например, дизель, везем в наш 10-й Химмотологический центр. Процесс растягивается на неделю-две, — говорит представитель МО на условиях анонимности. — Нам нужна мобильность. Потом что-то доказать поставщикам топлива сложно».

Теперь вернемся к «арктическому» дизтопливу, закупавшемуся Министерством обороны в 2017 г. Паспорт качества на него выдала компания «Август Пром» для некоего ООО «Газтрейд», оба связаны с «Трейд Коммодити». Любого на рынке такой паспорт насторожил бы, как насторожило бы предложение виски Glenmorangie в наливайке у остановки маршрутки. Не возникло к нему вопросов только у Минобороны.

Между тем изучение логистики поставок этой «арктики» показывает, что 11,4 тыс. тонн из разыгранных в начале 2017 г. 20 тыс. имели весьма интересное происхождение. 8,8 тыс. тонн военные получили из города Каменское, куда предварительно поступило 3,4 тыс. тонн белорусской «арктической» марки, 4,5 тыс. тонн топлива греческого и туркменского производств и 3,1 тыс. тонн реактивного топлива.

Еще 2,6 тыс. тонн дизельного топлива в рамках «арктического» контракта было поставлено из порта Николаева. Что характерно, в Николаев дизтопливо «арктических» марок в тот период не поступало.

«Полученный путем смешивания дизтоплива с авиационным керосином и присадками продукт действительно может отвечать отдельным характеристикам арктической марки. Но одновременно с этим плотности, фракционного состава и некоторых других параметров в кустарных условиях достичь невозможно, нужны дорогостоящие технологические установки», — поясняет технолог-нефтепереработчик в режиме офф-рекордс.

Неизвестно, какого качества были поставки «арктического» дизтоплива от «Газтрейда» в 2017 г., но после кадровых перестановок в департаменте госзакупок МО и ужесточения контроля качества в 2018-м арктическое топливо из Каменского структуры «Трейд Коммодити» армии больше не предлагают, только белорусского производства. Хотя свою «арктику» они, видимо, по-прежнему производят: недавно такую закупку акцептировал Госрезерв.

Так, Государственное агентство резерва Украины 17 сентября 2018 г. подписало контракт с ООО «Торум» (входит в орбиту группы «Трейд Коммодити») на поставку 3,6 тыс. тонн дизельного топлива. Об этом свидетельствует копия договора, обнародованная в системе ProZorro.

Согласно документу, до 1 ноября 2018 г. «Торум» должен поставить на комбинат «Астра» (Черниговская область, г. Чернигов, ул. Чудинова) 3,6 тыс. тонн дизельного топлива длительного хранения (срок хранения — пять лет) или арктического ДТ Евро-5 (срок хранения — три года). В комментарии enkorr глава Госрезерва Вадим Мосийчук сообщил, что компания будет поставлять арктическое ДТ.

В тендерной документации «Торум» предоставило паспорта качества на ресурс своего мини-НПЗ в Каменском (ООО «Ферст Групп») и Мозырского НПЗ. Срок хранения ресурса собственного производства, согласно паспорту качества, — пять лет, мозырского ДТ — год.

Возвращение доверия

Итак, основным отличием закупок топлива армией в 2018 г. стали стабильно проходящие торги и отсутствие нареканий на качество.

Есть и негативные тенденции. Интерес к тендерам Минобороны проявляют только три поставщика: ОККО, «Трейд Коммодити» и «Сокар Украина». Объективно число компаний небольшое по причине запрета на закупку российских нефтепродуктов, занимающих 40% рынка дизтоплива. По факту речь идет о белорусском или «морском» дизельном топливе.

Если же речь об «арктике», то исключительно о Беларуси. Продукт хорошего качества делает кременчугская «Укртатнафта», но ее объемы невелики и приоритетно идут на обеспечение розничной сети группы «Приват».

Теперь о факторах субъективных. Сильно подкосили энтузиазм события 2016–2017 гг., когда рынку дали понять: здесь есть кому поставлять, посторонним вход воспрещен. Структуры «Трейд Коммодити» устроили компаниям «Сокар Украина» и «ЕФГ Трейдинг» показательную порку в виде многомесячного судебного запрета на оплату поставленных объемов авиакеросина. Это сделало данные поставки убыточными, в 2018 г. в частности «ЕФГ Трейдинг» даже не заявлялась на торги. Все также понимали, что бороться с топливом из Николаева и Каменского бесполезно.

Перемены в 2018 г. иллюстрирует ОККО, неожиданно ставшая крупнейшим поставщиком топлива для армии, хотя ранее никогда не выигрывала крупных лотов (см. рис. 2). При этом компания обеспечила для МО поставку крупнейших объемов как дизтоплива, так и авиакеросина. В свою очередь, фаворит 2016–2017 гг. уступил почти половину прежних объемов.

Остаются и объективные риски, которые, среди прочего, привели к арестам и увольнениям. Минобороны закупает топливо по процедуре, когда трейдер должен назвать фиксированную цену на товар, который будет поставлен в течение нескольких месяцев. На топливном рынке это лотерея, цены могут колебаться за такой период в очень широком диапазоне. Можно заработать, но можно и потерять. В таких условиях трейдер всегда будет загадывать максимальную цену, чтобы снизить риски в случае роста закупочных цен. Поэтому в 2018 г. для Минобороны были как удачные закупки (осень), так и с явной переплатой (весна).

Выходом является переход на формульное ценообразование с привязкой к общепринятым индикаторам, как это сделала в 2018 г. «Укрзалізниця». Тем более что о потребностях в топливе оборонное министерство знает наперед и могло бы составить как график поставок, так и график проплат. Однако опрошенные источники говорят, что на данном этапе даже столь элементарные организационные задачи МО решить будет проблематично. Нет ни запроса, ни специалистов. Остается лишь полагаться на честь офицеров и верность присяге. Как показывает опыт 2018 г., это может хорошо работать. Если не мешают.

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что Владимир Гулевич, которому НАБУ объявило подозрение в рамках дела о закупках нефтепродуктов у «Трейд Коммодити» в 2016 г., был вновь назначен главой департамента государственных закупок и поставки материальных ресурсов Министерства обороны Украины.

ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2018. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.