Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Андрей Семидидько: «Хватит быть «кормом»!»

Татьяна Коломыченко - 1 ноября, 16:46
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

Сеть ОККО не финансирует терроризм — к такому выводу на днях пришла Генеральная прокуратура Украины и закрыла уголовное производство. Компании даже удалось вернуть изъятое имущество. О том, как действовать, если силовики ломятся к вам в офис, какие суммы сегодня просят у предпринимателей за закрытие сфабрикованных дел, и почему «маски-шоу» в ближайшее время будут только учащаться, enkorr рассказал глава Антирейдерского союза предпринимателей Украины Андрей Семидидько.

enkorr: Насколько типична история с ОККО?

А. Семидидько: Пришли с «ухвалой» судьи, выбили дверь, распилили замки, изъяли компьютеры — это классический сценарий у силовиков. На прокурорском сленге вся операция описывается тремя фразами: «мы возбудимся, зафиксируем и выйдем на переговоры». И «маски-шоу» — самый простой, надежный и проверенный временем метод давления силовиков на бизнес.

Не знаю, откупался ли Антонов. Но судя потому, что он вышел в публичную плоскость, скорее всего, он просто устал платить.

enkorr: О каких суммах идет речь?

А. Семидидько: «Дай миллион!» Теперь силовики просят столько. Сторговаться могут и на 300 тыс. в гривнях. Но давать нельзя. Потому что они документируют и продолжат шантажировать дальше. Если ты показал слабину, значит, тебя можно грабить. Хватит быть «кормом»!

enkorr: Что делать, чтобы защитить себя и компанию? 

А. Семидидько: Обращаться за поддержкой к предпринимательскому сообществу и обществу. Надо включать «шум и свет» над ситуацией. Для ограбления силовикам нужна грустная овечка, которая не сопротивляется. Не стоит быть овечкой. Примеры ОККО и «Новой почты» это доказывают. Про «Новую почту» пресс-служба ГПУ сразу начала рассказывать разное: и что там пересылают наркотики, и что передают оружие, речь шла и об участии в обнальных схемах — типа, в каком-то отделении нашли 150 тыс. грн. Весь этот хайп был нужен, чтобы общественность не включилась. А владелец «НП» Климов вышел в публичное поле, обратился к обществу, попросил поддержки, и тысячи людей стали на его сторону. В Фейсбуке пошла волна в поддержку «Новой почты» и против произвола силовиков. Через несколько месяцев уголовное дело тихо закрыли. Но никто, конечно, не извинился.  Ну, у них не получилось…

enkorr: «Маски-шоу» устраивают только большому бизнесу?

А. Семидидько: Над «Новой почтой», этажом выше, расположен офис компании, занимающейся электронными платежами. Когда пришли с обысками в «Новую почту», к ним тоже поднялись. «Нет-нет, мы не имеем отношения к почтовым переводам!» — сказали соседи. Прошло пару недель, пришли и к ним. Но, конечно, всего лишь курьезное совпадение. Собственник говорил, как только обороты компании достигнут 100 млн грн в месяц, к ним придут. Достигли. Пришли.

enkorr: Почему предпринимателей подозревают именно в финансировании терроризма и сепаратизма?

А. Семидидько: Потому что у СБУ нет других статей, произошло перераспределение направлений подследственности статей Уголовного кодекса, они не могут заниматься борьбой с коррупцией, например.  А сейчас задействованы в схемах наездов на бизнес именно отдельные сотрудники МВД, СБУ и прокуратуры.

enkorr: Одна из претензий СБУ к ОККО касалась заправок в Крыму. Через это проходит весь сетевой бизнес?

А. Семидидько: Многие предприниматели, бизнес которых оказался на захваченной территории в Крыму, уже переоформили активы. Сразу после аннексии со стороны сотрудников СБУ звучали такие претензии. Силовики, пользуясь доступами к базам данных по пересечению границы, отслеживали многих предпринимателей, которые ездили в Крым — продать недвижимость, бизнес или на похороны родственника. Тогда и пошла первая волна дел о финансировании терроризма.

Сегодня финансирование терроризма и незаконная торговля оружием — две любимые статьи силовиков. Прикрываясь «оружейной», например, происходит грабеж коллекционеров оружия. Потом эти коллекции всплывают на черном рынке. 

enkorr: Силовики действуют в собственных интересах или берут заказы?

А. Семидидько: По-разному. Вот совсем недавно был нанесен удар по участникам рынка ОВГЗ. Провели обыски в двух десятках компаний — у них небольшая доля на рынке, но она есть. А финансовую компанию Гонтаревой не тронули.

Еще пример ведения бизнеса на оружейном рынке. Компания с птичьим названием заказала уничтожение конкурента, и сотрудники МВД, под видом обыска, в прямом смысле разгромили стрелковый клуб «Сапсан». Это старейший стрелковый объект, олимпийская база стрелковых видов спорта. Его основатель за 20 лет пережил все, и бандитов, и рэкет, и рейдерство. Но в 2018 году пришли следователи МВД с группой физзащиты и разгромили бизнес. Взламывали двери в оружейные комнаты, изъяли документацию, вынесли склад с оружием, похитили сервер, даже 50 метров кабеля и те унесли с собой…

Конкурентные войны с шоу от силовиков — норма в украинской бизнес-среде. Я не исключаю, что и ОККО могли заказать конкуренты.

enkorr: Периодически ведутся разговоры о том, чтобы усилить закон  Гройсмана «маски-шоу стоп», который был принят в прошлом году. Это может повлиять на ситуацию?

А. Семидидько: Этот закон не работает, и «усиления» нужны лишь Гройсману для предвыборного пиара. Число наездов будет только расти.  

За 12 лет деятельности мы уже можем прогнозировать ситуацию. Обычно за год до выборов силовики активизируются. Опасаясь, что могут не попасть в «новый расклад», начинают мародерить тех, кого еще не ограбили. После проведения выборов и распределения новых должностей на протяжении следующих лет двух происходит передел собственности и финансовых потоков, оставшихся от «папередников». Затем принимаются за наезды на бизнесменов. Так проходит еще два года, и начинается новый избирательный цикл.

enkorr: Что может сделать предприниматель, чтобы упредить наезд? 

А. Семидидько: Сейчас нет единой вертикали власти. При «януковичах» была жесткая система, можно сказать, «единое окно». А сейчас идет «эрозия крыш». Поэтому единственное, что может предприниматель, это зарабатывать социальный капитал: войти в отраслевую ассоциацию, которая, если надо, вступится за него. Бизнесу необходимо сейчас делать ставку на публичность. Иметь моральное право обратиться к украинскому обществу за поддержкой и защитой от произвола.

И, конечно, научиться защищаться в юридическом поле. В нашем Антирейдерском союзе предпринимателей уже более 800 кейсов бизнес-конфликтов. И за все годы работы предприниматели только дважды нас просили смоделировать атаку на свой бизнес. Провести своеобразный «краш-тест», чтобы увидеть сильные и слабые стороны. Большинство же обращаются, когда к ним уже пришли «незваные гости».

В нашей стране, как ни в какой другой, стоит продумывать свою систему защиты заранее.

 

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2018. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.