Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

«Укрнафта»: успехи в объятиях «Привата»

Главные новости

Крупнейшая нефтедобывающая компания страны «Укрнафта» подвела первые итоги 2018 года и начала их активное освещение в СМИ. Разумеется, сугубо со своей «колокольни». Для объективности посмотрим на достижения «Укрнафты» и мы со своей.

Глава компании Марк Роллинс, назначенный летом 2015-го, называет 2018-й годом прогресса: добыча нефти с конденсатом выросла на 5% до 1488 тыс. т.

При этом о падении добычи газа на 2,3% британский менеджер предпочел промолчать, сказав лишь, что «добыча газа в конце года стала выше, чем в начале».

И совсем ничего  не вспомнил о падении выпуска сжиженного газа (СУГ) на 5,2%, хотя это одна из немногочисленных товарных позиций «Укрнафты».

Но если присмотреться, то и рост добычи нефти с конденсатом тоже не такой уже и рост. Он обусловлен низкой базой сравнения в третьем и четвертом кварталах 2017 года, когда госорганы остановили работу «Укрнафты» на шести месторождениях из-за долгов по ренте.

Тогда добыча обвалилась на 21% и 10% соответственно. Именно на этих искусственных перепадах сформировал успех «Укрнафты» Роллинс, который называет 2018 год «очень успешным».

Он говорит, что рост отмечен впервые за 12 лет: в последний раз у «Укрнафты» что-то росло в далеком 2006 году. Но если сравнивать корректно, то среднесуточная добыча нефти и газа так и не вышла на уровень первого полугодия 2017 года. То есть, до проблем с чиновниками.

Тогда среднесуточная добыча составляла 4,077 тыс. т, а во втором полугодии 2018 года — 4,005 тыс. т. Ну, и уж тем более, показатели 2018 года ниже, чем в 2016 году (4,148 тыс. т в сутки).

Таким образом, по-прежнему имеет место фактическая стагнация компании.

По словам Роллинса, чистая прибыль «Укрнафты» в 2018 году превысит 5 млрд грн: «Это первая значительная цифра на протяжении многих последних лет». Но что стало причиной этого результата?

Глава компании абсолютно правильно сообщает, что преимущественно это произошло за счет роста мировых цен на нефть, которые уже приходили на выручку британцу в 2017 году, когда мировой рынок энергоресурсов начал расти.

Так в чем здесь заслуга менеджмента? Результаты могли  быть лучше, если бы производственные показатели компании стабилизировались или росли, но, как мы уже выяснили, выше этого нет.

Очень гордится глава «Укрнафты» стопроцентной уплатой налогов и вхождением компании в число крупнейших налогоплательщиков страны. С точки зрения того, что в 2014–2015 годах компания не заплатила около 9 млрд ренты, это, конечно, успех.

Но хочется задать вопрос: а что, у Роллинса были варианты заплатить меньше налогов? Вообще-то их стопроцентная уплата — само собой разумеющаяся вещь. Как и то, что все должны работать в законодательном поле. Может и об этом надо напоминать?

Или украинцы похожи на туземцев, которых можно удивить осколком зеркальца? Из этой же серии неоднократные посылы «Укрнафты» насчет миллиардных сумм уплаченных налогов и вхождение в национальные рейтинги «крупнейших».

В чем здесь заслуга Роллинса или всего менеджмента «Укрнафты»? Высокие ставки налогов и большие объемы — это специфика нефтегазовой отрасли. Она по умолчанию не может сравниваться с пищевой или легкой промышленностью.

И ставить себе это в заслугу, по крайней мере, странно. Особенно странно, если вспомнить еще одну «победу», о которой скромно умолчал Роллинс: «Укрнафта» занимает первое место в рейтинге должников госбюджета — 14,4 млрд грн на 1 января 2019 года.

Но это лишь чистый долг по данным ГФС. В финансовом отчете НАК «Нафтогаз Украины» за 2017 год можно найти упоминания о долге перед госбюджетом в размере 26,9 млрд грн (с. 54).

С одной стороны, «Укрнафта» направила на погашение долга в 2018 году 1,2 млрд грн, уменьшив его на 566 млн грн (нелинейность объясняется начислением штрафов на просроченную задолженность).

Но с другой стороны, за Роллинсом не замечено особой прыти по части возврата долгов, источник возникновения которых всем известен – это группа «Приват», миноритарный акционер «Укрнафты», который контролирует компанию с 2003 года.

Долг в более чем 15 млрд грн образовался в результате выведения из компании этой суммы на фиктивные предприятия, следы которых ведут в Женеву. Туда после национализации «ПриватБанка» перебрался актив днепропетровской группы.

Мало того, некоторые участники тех событий, такие как глава юруправления «Укрнафты» Вячеслав Карташов, до сих пор трудятся в компании на ответственных должностях.

Отстранение «токсичных» менеджеров и содействие расследованиям силовиков могло бы ускорить процесс возврата украденных денег, но Роллинс этого не делает.

Как почему-то не выносит на повестку дня кадровые вопросы в «Укрнафте» и глава Набсовета Андрей Коболев, председатель «Нафтогаза Украины». Недавно он заявил, что ожидает работы правоохранителей, хотя мог бы им неслабо помочь.

Кстати, «Нафтогаз» тоже должен «Укрнафте» сумму с девятью нулями за экспроприированный в «нулевых» газ, но также не спешит как-то решать этот вопрос.

Но вернемся снова к успехам «Укрнафты». Роллинс сообщил, что компания больше не производит аммиак на принадлежащем «Привату» «ДнепрАзоте» — и это упростило бизнес-модель.

Он снова промолчал о том, что по неизвестным причинам продлил контракт с «ДнепрАзотом» на первый квартал 2018 года, хотя не обязан был этого делать. В результате «Укрнафта» оценочно потеряла $7,7 млн или 210 млн грн.

Молчит британец и о том, что продлил контракт, несмотря на огромный долг «ДнепрАзота», который в 2016 году равнялся 1 млрд грн. Об этом долге он вообще не хочет говорить, ведь «Приват» подвесил его уже при Роллинсе.

Британец же усиленно пытается донести в каждом своем выступлении, что до него все было плохо, а при нем — хорошо. Понятная позиция, хотя, как видим, прихрамывает на обе ноги.

Итак, теперь «Укрнафта» не направляет газ на «ДнепрАзот», а продает его на рынке. Отлично! Но почему-то основными покупателями являются фирмы из орбиты того же «Привата» (среди прочего это видно по тому, что этот газ потом снова идет на «ДнепрАзот»).

Главное, что свободной продажи энергоресурсов как не было, так и нет. Полностью аналогичная ситуация с продажей сжиженного газа: вроде как продают на бирже, но 90% забирает «приватовская» фирма.

Например, у госкомпании «Укргаздобыча» сжиженный газ в примерно равных долях выкупает 85 компаний. Справедливости ради отметим, что в 2018 году под нажимом профильных СМИ цена сжиженного газа для этой фирмы стала рыночной, хотя манипуляции с продажей не исчезли.

В унисон с «приватовскими» менеджерами твердит Роллинс мантру о необходимости изменения механизма ценообразования на нефть — основной добываемый ресурс «Укрнафты».

Цены на нее устанавливает государство, что, естественно, не нравится основному покупателю, тому же «Привату». Роллинс говорит, что половина аукционов в 2018 году не состоялась, хотя по факту был продан весь добытый объем — 1,46 млн т.

Так может нынешний алгоритм ценообразования не так и плох? Но британец продолжает «топить» за переход на новую формулу, которая все равно не избавит от полной зависимости от «Привата».

Но при этом снизит цену нефти минимум на $30/т или на 1,25 млрд грн в год.

Резюмируем. Главный плюс в том, что за последние три года цены на энергоресурсы «Укрнафты» удалось вывести на рыночный уровень. И это не заслуга исключительно Роллинса, подключался и НАК, и силовики, и СМИ, и общественность.

А главный минус в том, что «Укрнафта» полностью остается в орбите «Привата». Компания послушно продает производимые энергоресурсы исключительно «приватовским» компаниям, у которых же закупает нефтепродукты — самую большую статью затрат.

Переход на электронные торги — нет, не слышали. И слышать не хотим! На заправках «Укрнафты» так и написано, что они являются партнерами «Авиаса» — головной конторы в розничном бизнесе «Привата».

Это значит, что пространства для махинаций остается предостаточно. Юристы компании блокируют активную работу по возврату долгов и прочие делишки, которые бы давно вскрыл и дал оценку по-настоящему независимый менеджмент.

Что это означает? Велика вероятность того, что при смене власти, за что так сражается Игорь Коломойский, старые схемы быстро вернутся в «Укрнафту». К этому все готово.

Источник: БИЗНЕС-ЦЕНЗОР

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2019. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.