Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Цены на нефть: Так-то воно так, та тільки трішечки не так!

Игорь Мягченков - 20 февраля, 13:30
Скачать в PDF Отправить ссылку
Главные новости

При разработке корпоративной бизнес-стратегии необходимо учитывать прогнозы отраслевых экспертов. Проблема заключается в том, что зачастую прогнозисты следуют за рыночными тенденциями, а не упреждают их. Мировой рынок нефти — наглядное тому подтверждение.

С точки зрения динамики нефтяных котировок 2018 год был весьма драматичным. Например, цены на североморскую эталонную смесь Brent колебались в пределах от $50,47 до $86,29 за баррель, причем оба экстремума пришлись на IV квартал. Таким образом, был установлен пятилетний рекорд по скорости изменения цен на «черное золото» — 41,5% за три месяца.

Консалтинговые фирмы с мировым именем тут же завели привычную мантру: «Мы ждали, мы предупреждали…» Но на поверку оказалось, что многие краткосрочные прогнозы были писаны по правилу «туда-сюда — плюс-минус».

После того, как 8 мая 2018 г. президент Дональд Трамп заявил о выходе США из семистороннего соглашения по ядерной программе Ирана и возобновлении санкций в отношении Исламской республики, многие отраслевые эксперты стали пугать клиентов прогнозами-страшилками. Они сулили перманентный рост цен на «черное золото» и связанные с ним проблемы в мировой экономике. По мере приближения даты возобновления антииранских санкций — 5 ноября 2018 года — прогнозы становились все более апокалиптическими.

Так, почти за месяц до пика мировых цен, который был зафиксирован  4 октября 2018 года, аналитик сингапурской фирмы JTD Energy Services Джон Дрискол заявил, что на фоне сокращения иранского экспорта стоимость сырой нефти «в ближайшее время достигнет $90/барр.»

Джереми Уэйр, исполнительный директор второго по значимости нефтяного трейдера Trafigura, 10 ноября сказал на конференции Oil & Money в Лондоне, что не удивится, «если увидит в недалеком будущем нефть дороже $100/барр.»

Странную позицию по этому вопросу заняло Международное энергетическое агентство (МЭА). В конце ноября глава МЭА Фатих Бирол призвал резидентов и нерезидентов ОПЕК не сокращать добычу и экспорт «черного золота». По его мнению, снижение поставок нефти ключевыми производителями могло иметь негативные последствия для рынков. Однако вскоре после принятия группой ОПЕК+ решения о сокращении нефтедобычи на 1,2 млн барр./сут. (б/с) МЭА заявило, что рост мирового спроса на нефть останется на уровне предыдущего прогноза агентства — 1,3 млн б/с в 2018 и 1,4 млн б/с в 2019 гг. При этом аналитики МЭА «не заметили» замедления темпов роста мировой экономики на фоне торговой войны между США и Китаем. Замедления, на которое двумя неделями ранее ссылался глава агентства.

«Средние цены на нефть составят $85–90/барр., — прогнозировал в те же дни Алекс Бирд, исполнительный директор по нефти и газу в компании Glencore. — Я думаю, что санкции [США против Ирана] будут очень жесткими, а исключения — крайне ограниченными, если таковые будут вообще, — сказал Бирд. — Я не вижу факторов, которые способствовали бы снижению цен на нефть».

Алекс Бирд ошибся: он не принял во внимание замедление мировой экономики вообще и китайской в частности. Кроме того, Трамп все-таки сделал исключения для восьми крупнейших покупателей иранской нефти, включая Индию, Китай, Турцию, Южную Корею и Японию. Это резко снизило эффективность американских санкций против Тегерана, и способствовало установлению пятилетнего рекорда квартального обвала цен.

Третья ошибка топ-менеджера Glencore сотоварищи аналогов не имеет.

За месяц до возобновления санкций в отношении Тегерана американский президент призвал Саудовскую Аравию подумать об увеличении нефтедобычи с тем, чтобы компенсировать снижение экспорта иранской нефти и способствовать снижению цен на нефть или как минимум их поддержанию на существовавшем уровне. При этом Трамп разыграл политическую пьеску по мотивам убийства колумниста Washington Post Джамаля Хашогги агентами саудовских спецслужб. По мнению аналитиков ЦРУ к этому преступлению был причастен Мохаммед бин Салман — наследный принц Саудовской Аравии. Однако Трамп «поверил» заверениям наследника в непричастности к убийству опального журналиста, а Саудовская Аравия как-то уж слишком неожиданно нарастила нефтедобычу на 500 тыс. барр./сут. (б/с).

Дальше — больше. Еще 500 тыс. б/с совместными усилиями дали остальные нефтедобывающие государства, включая Россию (последнее стало шоком для аналитиков). Параллельно значительно возросло производство жидких углеводородов в самих США — в ноябре оно превысило 11 млн б/с.

Благодаря глобальному росту нефтедобычи на примерно 1,2 млн б/с, удалось не только компенсировать падение экспорта иранской нефти (1,15 млн б/с согласно пессимистическому сценарию Goldman Sachs; примерно 950 тыс. б/с по данным агентства Reuters), но и создать условия для появления излишков предложения — благодаря послаблению санкционного режима со стороны США крупнейшие рынки Азии возобновили закупку сырья у Исламской республики на фоне мирового роста производства «черного золота».

Титулованные аналитики-пессимисты не смогли учесть всего этого в своих апокалиптических прогнозах…

Ладно, предсказать действия Трампа не в состоянии даже Трамп. Но ведь о замедлении мировой экономики речь идет еще с весны! И о том, что такое замедление приведет к уменьшению спроса на нефть, а значит, и к падению ее стоимости, скворцы в мае щебетали! А как можно было «не заметить» данные МЭА о том, что в октябре запасы сырой нефти в развитых странах впервые с марта превысили средний пятилетний уровень и составили 2,872 млрд барр.? Наконец, «саудовская пьеска» Дональда Трампа была разыграна примерно за месяц до прогноза Алекса Бирда…

Похоже, что некоторые именитые эксперты меняют свои ожидания синхронно с нефтяными котировками: подорожало сырье — «рынок будет «быковать»; подешевело — «на рынке возобладали медвежьи тренды». А когда рынок «вальсирует», на-гора выдаются прогнозы в стиле «Сватання на Гончарівці» Г.Ф.Квитки-Основьяненко: «Так-то воно так, та тільки трішечки не так!»

Справедливости ради заметим, что не все отраслевые эксперты и топ-менеджеры дали маху с краткосрочными прогнозами в III и IV кварталах 2018 года.

Ссылаясь на замедление роста спроса и стабильно высокое предложение, исполнительный директор международной энергетической группы Gunvor Турбьёрн Тёрнквист заявил, что в 2019 году цены на нефть останутся в диапазоне $70–75/барр.

Наиболее медвежий прогноз озвучил глава сырьевого трейдера Vitol Ян Тейлор. По его мнению, стоимость нефти в текущем году должна упасть до $65/барр.

Ну а после того, как рынок окончательно стал медвежьим, последовали предсказания банковских аналитиков: «Нефть будет дешеветь. Стопудово, зуб даю!»

Так нужно ли учитывать прогнозы отраслевых экспертов и консалтинговых агентств? Нужно, потому что других нет! Но при этом необходимо тщательно анализировать «второстепенные» факторы и выискивать «малозначимые» индикаторы. О них мы поговорим в следующий раз.

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
EnKorr, 2008-2019. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на enkorr.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на enkorr.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.